ГОСУДАРСТВО - ДЛЯ ЛЮДЕЙ, А НЕ ЛЮДИ ДЛЯ ГОСУДАРСТВА!

Не русские для России, а Россия - для русских

Previous Entry Share Next Entry
Швамбрания. Национальный вопрос. Часть 2. Про пропаганду среди школьников во время Первой мировой
rusistka
В общем, благодаря коллеге tash_v нашла эпизоды, которые наличествовали в первой версии "Кондуита и Швамбрании", но были затем выпилены автором. Хотела я начать с еврейского вопроса, который был для маленького Лёвы особенно болезненным, но внезапно увидела вот этот клип:



Депутат Кувычко с кадетами МВД исполняет песню на патриотическую тему. И главное, что это не какая-то самодеятельность, которую прокукарекали и забыли, а потом кто-то выложил, а студийная запись, рассчитанная на массовое распространение. И если это хор кадетов МВД, то есть петь они должны не про аляски с курилами и не про крымы с севастополями, а про борьбу с жуликами и ворами...

В общем, все эти "кувычки" привели меня к выводу, что надо бы опубликовать не вошедшие в окончательную версию "Кондуита и Швамбрании" эпизоды, посвящённые "военно-патриотической" пропаганде среди школьников. Тем более, что нынешние российские власти целенаправленно наступают на все те "грабли", которые стали одной из причин гибели некогда великой империи.

Итак, начнём:


Из главы «Классный командир и ротный наставник» исключено сравнение мельниц с георгиевскими крестами:

"Просторный ветер играет на кладбище в нолики и крестики. Из-за пригорка видны заячьи морды ветряных мельниц. Они награждают гору размашистыми георгиевскими крестами своих крыльев, и горизонт выглядит, как грудь героя. На небольшом плоскогорье скучает военный городок"

Кстати, во время Первой мировой одно время вошло в моду украшение одежды детей георгиевскими ленточками. Для борьбы с профанацией символа боевой награды был даже принят закон, запрещающий навешивать эти самые ленточки на детей:

"....ввиду появления на улицах детей в матросских фуражках с георгиевскими лентами.. полиции иметь наблюдение за недопущением... а у торговцев взять подписку не выпускать в продажу фуражек с такими лентами... так как жалуемые в воздаяние проявления высшей воинской доблести они не могут служить украшением головных уборов." ("Петроградская газета" 12 (25) октября 1914 г.)

В нынешней Российской Федерации эта самая профанация приветствуется на официальном уровне.

Удалены из издания 1955 года присутствовавшие ранее главки «Неприятель в Покровске» и «Дух времени»:

«Неприятель в Покровске

Вскоре пригнали в Покровск первые партии пленных. Это были австрийцы. В серых кэпи, в гетрах и толстых невиданных ботинках, ободранные, запуганные, толпились они у волостного правления. Плотная толпа любопытных беззлобно рассматривала их.
– Австрияки! – кричали мальчишки.
Инспектор повёл нас насладиться назидательным зрелищем – повер­женного и пленённого врага. Воинственная рогатка инспекторской бородки раздвинула толпу. Мы прошли вперёд. Голодные смуглые лица покорно глянули на нас. Это и был “неприятель”, настоящий, ненарисованный, живой неприятель, тот самый неприятель, под давлением превосходных сил которого наши войска, как пишут в газетах, отступили и т. д. Несколько секунд мы ещё пыжились, искусственно нагнетая ненависть, но тут же бросили эти попытки…
Ничего, кроме любопытства, не осталось у нас к чернявым пленникам: мадьярам, венгерцам, чехам…
Инспектор плавно и уверенно, как смотритель музея, рассказывал окружающим об Австрии, о её флоре и фауне… Вдруг один из плен
– Прошу у пана звиненья, – заокал он, – ибо зубры у нас не водятся…
Инспектор смутился.
– Ну, как сказать, иногда попадаются всё же, – сказал инспектор просительно.
– Во зверинце, – мягко сказал пленный.
В это время за спиной инспектора Степка Гавря успел променять булку с воблой на пару австрийских погон. Пошла бойкая торговля. Но оглянувшийся инспектор велел тотчас прекратить этот, по его словам, непристойный торг, намекнув, что в кондуит можно попасть и за сношение с неприятелем.

Дух времени

На уроке истории учитель говорит:
– Турки, как и все мусульмане, отличаются бесчеловечной жестокостью, кровожадностью и зверством. Их священная книга Коран учит убивать христиан без всякой жалости, ибо чем больше “неверных” христиан убьёт турок, тем больше грехов ему простится. Но в сегодняшней войне турок перещеголяли в зверствах куль-тур-ные немцы. Они, немцы, варварски разрушили…
Класс оборачивается и укоризненно смотрит на Куфельда: Куфельд – немец. Класс возмущённо смотрит на Реклинга. Реклинг – тоже немец. Класс грозно смотрит на Крейберга, на Виркеля, на Фрицлера… Крейберг, Виркель, Фрицлер – все немцы. Враги! – неприятель в классе!
– А евреи? – спрашивает вдруг хитрый Гешка Крейберг. – А евреи? Правда, говорят, тоже кровожадны, Кирилл Михалыч? И продают Россию…
Теперь весь класс смотрит на меня. Я краснею так мучительно, что мне кажется, будто хлынувшая в лицо кровь уже прорвалась сквозь кожу щек наружу.
– Это не относится к уроку, – отвечает учитель. – Сегодня мы говорим не о них.
Во время перемены классная доска, – эта чёрная трибуна и вечевой колокол класса, – покрывается крупными надписями: “Бей немчуру!”, “Фрейберг – немец, перец, колбаса…”, “Все жиды – изменники”.
Следующий урок – закон божий. После звонка приходит, как всегда перед этим предметом, инспектор. Он подходит к моей парте.
– Язычники, изыдите! – кричит инспектор. – Дежурный, изгони нечестивых из храма!
Я с немцами покидаю класс.
Немцев не приняли в нашу войну. Их не допустили в гимназиче­скую армию. Гимназия воюет с лютеранской школой. У нас своя армия, у них – своя. Бом происходят три раза в неделю на Сапсаевом пустыре. Обе стороны располагают земляными укреплениями, фортами, траншеями, флотом, свободно плавающим по Сапсаевой луже, бабками, начиненными порохом, рогатками и деревянными мечами. Мартыненко-Биндюг – наш главнокомандующий. У немцев есть даже настоящий Вильгельм. Вилька Фертель – сын шапочника. На озере происходят ожесточённые сражения. Мы яростно играем в великое кровопролитие. Впрочем, вражда настоящая и кровь тоже. Начальство знает об этой войне, но проявляет тактичное попустительство.
– Дети, знаете, очень чутко улавливают дух времени, – глубокомысленно твердят взрослые.
Дух времени, очень тяжелый дух, пропитывает всю гимназию».


Кстати, нетрудно догадаться, кем был по происхождению пленный австрияк, если гимназисты-"малороссы" легко нашли с ним общий язык.

В следующей главе «Нас обучают войне» скорректирован такой эпизод:

«Позади всех шел, спотыкаясь в огромных сапогах и путаясь в шинели, маленький тщедушный солдатик. Он старался попасть в ногу, быстро семенил, подскакивал и отставал. Гимназисты узнали в нем отца моего одноклассника Карлушки Виркеля.
– Вот так вояка! – кричали гимназисты. – У нас в классе его сын учится. Вот стоит, немчик.
Молодой ефрейтор крикнул отстающему Виркелю:
– Ей, Франц, подбери шванц!
Все захохотали. Виркель подобрал шинель руками и вприпрыжку, судорожно вытянув шею, пытался настичь свою роту. Публика смеялась. Карлушка стоял, опустив голову. Красные пятна ползли по его лицу.
– Ужасно неуклюжий народ эти немцы! – сказала толстая начальница женской гимназии. – Твой отец ведь немец? – спросила она Карлушку.
– Мой отец русский солдат! – сказал Карлушка.
– Врёт! – заорали гимназисты. – Немец он.
– Мой отец солдат, – повторил Карлушка.
– Твой отец немец, мобилизованный в русскую армию, – строго поправила начальница.
Дома меня ждал с нетерпением Оська.
– Ты знаешь, – сказал я. – Война, это, оказывается, ни капельки не красиво»
.

В окончательной версии упоминание о национальном происхождении неуклюжего солдатика убрано.

В главе «Братишки-солдатики» наличествовал следующий «чёрно-юмористический» фрагмент:

«… фронтовики <…> слушали патриотические речи. <…> Большинство были совсем легко раненые. Дамы даже негодовали.
– Нет, это право же возмутительно, – разочарованно шептались они, – одни пустяковые царапины… хоть бы один тяжелый случай! Небось, себе Саратов добыл трех почти безнадежных… Кошмарно! Кошмарно!»


Цитаты взяты отсюда.

В общем, песенка эта отнюдь не про 21 век. Это какая-то реконструкция событий столетней давности, только на новом технологическом уровне.


promo rusistka june 27, 2015 13:10 39
Buy for 20 tokens
Господь льёт, а у меня появилось немного свободного времени разобраться со своими фотоархивами... Сегодня я предлагаю своим читателям небольшую виртуальную прогулку по Киевскому ботаническому саду. Я уже публиковала фотоотчёт о том, как я провела 1 августа прошлого года с сыном в Киеве. На…

  • 1

Мили-мили-милициjа

Но, в общем, там и говорится о борьбе с преступниками: «Но если главный командир [министр внутренних дел РФ] позовёт в последний бой, дядя Вова [министр ВД генерал полиции Владимир Колокольцев], мы с тобой!». Как в СССР менты пели «значит, с ними нам вести незримый бой» (а тут более оптимистично: «последний», надеются побороть преступность окончательно).
Это как в ВДВ бывшего СССР главкома Василия Маргелова бойцы звали «дядя Вася».
Про «крымы и севастополи». Ну, не пишите нас с маленькой буквы, это нам неприятно!!!!!!! Мы же не пишем, там, «россии» и «петербурги».
Ну, де-факто на данный момент милиция в этом регионе (Крым) подчиняется именно «дяде Вове», а не «дяде Арсе» (Авакову), ну, получилось так. В песне просто отражается фактическое состояние дел.
Песня, скорее, забавна, чем неприятна. Забавна даже фраза «наши верные друзья – это флот и армия». Но НЕ ФСБ. Естественно. Менты с гэбухой никогда не дружили (случай на «Ждановской»!!!).
Вообще сама стилистика, подбор слов напоминает сербские и хорватские ура-патриотические песни 90-х (типа «Mili-mili-milicija»).

  • 1
?

Log in

No account? Create an account