July 23rd, 2010

"Миша-два-процента"

 А помните, был когда-то премьер-министр Касьянов Михаил Михайлович. И за то, что при нём были откаты 2%, его прозвали "Миша-два-процента". И  где он сейчас? Маргинал. 



А сейчас у нас откаты составляют 30-40%. И в премьерах, получается "Вова-тридцать-сорок-процентов", только никому до этого дела нет.
Да Касьянов по сравнению с нынешним честнейшим был человеком. При нём всего два процента брали.
А вообще, сможет ли Медед сделать из своего премьера такого маргинала
Или Путин непотопляем, как Чубайс?
promo rusistka june 27, 2015 13:10 39
Buy for 20 tokens
Господь льёт, а у меня появилось немного свободного времени разобраться со своими фотоархивами... Сегодня я предлагаю своим читателям небольшую виртуальную прогулку по Киевскому ботаническому саду. Я уже публиковала фотоотчёт о том, как я провела 1 августа прошлого года с сыном в Киеве. На…

ПАМЯТИ ВЫСОЦКОГО

 Стихи Алексея Широпаева



ПАМЯТИ ВЫСОЦКОГО


Нам поведал о смерти Поэта
Чуждый голос в июльскую ночь.
А наутро – и наша газета,
В уголке, где погода и проч.


Это смолкла эпоха, как колокол.
Новый день – в измереньи ином.
Незаметный квадратик некролога –
Пограничная вешка времен.

Помянули его как актера
Те, кто плату построчно берет.
А с утра, в искупленье позора,
Разом вышел на площадь народ.


Писуны должностного калибра,
Те, что прячут за шарфиком зоб,
Не признали открытости хриплой
И кровавых окалин озноб!

А Поэт был великим Поэтом,
Хоть с поэтами хлеб не делил –
Русской боли своей километры
По Отечеству лентой стелил.

Бездорожье неизгладимое.
Ветры буйные грудь холодят.
Как Владимирка, ленты Владимира
Болью русской дороги гудят.


Внерегламентный форум Таганский!
Ты воистину – земский собор!
Маяковского призрак гигантский
Над толпою ладони простер.

Голубело церковное небо.
Как ничейную лодку – разлив,
Все мы вместе – кто был там и не был –
Этот гроб белоснежный несли.

Без оглядки и холода в сердце
Хоть однажды страдал и любил,
Горя общего был одноверцем,
Боли общей артельщиком был.
                                                Июль 1985 г.




АПОФЕОЗ


Блестят свеженачищенные маковки,
А с приторной лужайки Лужников
Взлетает зверь - мутант резины баковской
Под всхлипы интуристов-дураков.

Как глянец фотографии лоснился
И вазелином отдавал титан
Валютой, дутой, брежневской Росси
и,
С чьих круглых лап стекал Афганистан.

Трясите сарафанами, медведи!
Пой, Василиса с гипсовым лицом!
Нет, мы не здесь - приезжие, не верьте!
Россия там - прощается с Певцом.

Россия там, на площади Таганской
,
Как половодье бьется в белый гроб,
И пьет тайком, из общего стакана
За черный гриф, за непокорный лоб.

Зверь набухал: все больше, больше, больше,
И, как с трибуны, сделав ручкой нам,
Неся пока неяркий отсвет Польши,
Поплыл навстречу мертвым небесам.

На пустырях, средь зарослей и хлама,
В кольце домов, под доминошный стук
Зверь гулкий, неожиданный как мамонт,
Вдруг приземлится и испустит дух...
                                                     16 марта 1988 г.