November 29th, 2010

Забытые русские могилы в Катыни. О чем молчат правители ГОРФ?

В разговорах с очень многими людьми я убедился, почти никто не знает по настоящему, что же такое – Катынь. Видят по телевизору поминальный комплекс, выстроенный на русской территории Польшей, видят чиновников, приезжающих к комплексу и делающих там политические заявления, вворачивая свои интересы в недавнюю прошлую историю. А что же там, на самом деле?
Среди делегации писателей я попал туда неожиданно, и расскажу поподробнее. Катынь – лес недалеко от Смоленска, если ехать на запад, в сторону Белоруссии. При подъезде к этому лесу устроена большая автостоянка, в лес заезжать нельзя, и быстро становится понятно, почему.
Мы входим в лес. Не по земле. Здесь на высоких, около метра, столбах устроены мосты, шириной метра полтора, с перилами. Они тянутся по всем участкам леса, быстро приводят к комплексу, выстроенному Польшей. Стены, на них укреплены металлические плитки с именами, фамилиями расстрелянных здесь польских военных. Я не знаю, кто их расстрелял, я никогда не видел никаких документов на эту тему. А все остальные спекуляции и остаются спекуляциями.
Большой католический крест. Большой колокол. Единственное ухоженное место, то и дело кем-то прибираемое. Отодвинув в сторону все политические наносные спекуляции, здесь понимаешь вот что, основное, – польское государство чтит память своих расстрелянных граждан. За это к такому государству относишься с почтением, – за и посмертную заботу о своих гражданах.
Видя творимое политиками в Катыне, приходится думать, – а что, наша российская территория в этом месте уже стала частью Польши? Почему? А потому, что кроме польской проблемы у нас никто не знает, – рядом, в этом лесу, шагов через сто – громадная проблема наша, русская.
Едва отойдя от польского поминального комплекса – не забывайте, по мостикам, в этом лесу по земле ходить нельзя – видишь широкие, длинные бугры общих могил. Тут быстро понимаешь, почему нельзя ступать по земле, почему устроены мостики. Могилы везде, справа и слева, впереди и позади, они – тут поменьше размерами, там подлиннее. Кто в них, страшных могилах? Все – несчастные, погибшие по воле тогдашней правящей власти, в 1937 году. Тут непонятно, а почему именно в Смоленск привозили приговорённых к смерти и расстреливали, расстреливали здесь, в Катыни?
Странное чувствуешь в Катыни, – не страх, а какое-то постепенное дрожание. Сначала души, затем, нервное, и тела. Понимая, – вот идёшь по лесу, и всё могилы, могилы, могилы. Не такие, как на кладбищах. Громадные. В эти могилы не хоронили. В них закапывали расстрелянных.
Кто в находится в могилах? Люди всех национальностей Советского Союза. Русские, украинцы, белорусы, татары, евреи, латыши, киргизы, литовцы, казахи, чуваши, – всех национальностей…
Маленькие голубенькие цветочки, лесные, сами по себе выросшие на могилах…
Даже среди угнетающего настроения, постоянно висящего между деревьев леса – почему-то здесь никакого щебета и крика птиц, – начинаешь всё-таки задумываться, – а почему у нашей власти к людям такое отношение, полностью безразличное? Почему здесь расстреляны тысячи людей, и на могилах нет крестов, нет памятников кладбищенских? Голые громадные бугры могил, вы представляете читатель? С мостиками над ними. Ни одного памятника, и ни одного имени, ни одной фамилии расстрелянных по приговору тогдашней политической власти. Расстреляли, закопали, забыли.
Путину сейчас показали макет церкви, построят там... И что, – допустим, церковь, мечеть, синагогу построят на опушке леса. Но, снова, и что же? Где имена и фамилии казнённых здесь наших, наших людей России? Почему они должны остаться неизвестными? Почему на территории нашей страны соседнее государство показало имя и фамилию, и даже должность, воинское звание каждого погибшего здесь, примером правильного отношения к людям своим, – и почему наши расстрелянные должны оставаться неизвестными? Разве невозможно восстановить каждое имя, каждую фамилию? Разве не надо давать возможность родственникам несчастных приезжать сюда, класть цветы, венки на могилу, где покоятся останки родного человека? Не зажигать тут свечи в память о нём? Не выпивать водку, поминальную, горчайшую?
Да когда же скотство, навязанное властью прежде, с тех самых расстрельных лет, да когда же скотство, продолжаемое властью через умолчание, мы сами прекратим? Когда самим народом организуется общество по восстановлению имён и фамилий казнённых, когда сам народ начнёт привозить и ставить здесь кресты и памятники? Когда русские могилы станут не голыми холмами, а могилами русскими?
Какая боль, какая горечь на нашей земле, где и колокола поминальные звенят государства соседнего, где и в воздухе Катыни висит один и тот же упрёк, – нас расстреляли, так ещё и забыли…
Хочешь, чтобы так не поступали с тобой – не поступай так с другими. Народная мудрость, выраженная в мыслях. Как власть поступает по отношению к людям, покоящимся в Катыни, мы знаем. Но – люди, давайте поступать так, как должны мы? И начинать надо с восстановления имён, фамилий казнённых. Не даст власть списки расстрелянных – можно восстановить самим. Через народную память. Через каждую семью, потерявшую здесь, в Катыни, своего родного человека.
Юрий ПАНЧЕНКО (Вятка)
Источник - http://otchizna.su/history-culture/1916

ГосДума приняла постановление о Катыни. Вокруг этого места в Соленской области поломано немало копий: кто убил поляков - "наши" или "злые фашисты". Забыли только об одном - в Катыни убивали не только поляков. Более того - поляки составляют относительно небольшую часть убитых и захороненных там людей. И для нас, русских "своими" будут не те, кто убивал, а те, кто лежит в десятках тысяч безымянных могил. Про них молчат правители ГОРФ. Мы не имеем права о них молчать
Вечная память!

promo rusistka june 27, 2015 13:10 39
Buy for 20 tokens
Господь льёт, а у меня появилось немного свободного времени разобраться со своими фотоархивами... Сегодня я предлагаю своим читателям небольшую виртуальную прогулку по Киевскому ботаническому саду. Я уже публиковала фотоотчёт о том, как я провела 1 августа прошлого года с сыном в Киеве. На…

Всё про события в Зеленокумске

Originally posted by kladun at кратко

Если кто-то вдруг ещё не в курсе случившегося. 26-ого ноября в ставропольском городке Зеленокумск произошло уже типичное для россиянской федерашки событие. Группа чеченов собиралась изнасиловать русскую девочку, но ей удалось убежать, выскочив на малом ходу из машины, в которую её силой усадили. Девочка пожаловалась брату, тот обратился к знакомым казакам, те собрали людей и пошли искать виновников. Нашли, но по ним (казакам) был открыт огонь из огнестрельного оружия. В процессе развития конфликта подтянулся омон, который стал защищать чеченов. Причём из-за спин омона чечены продолжали стрелять по безоружным русским людям, но менты на то не реагировали.

Итог: семеро русских в больнице с огнестрельными ранениями, один из них тяжёлый. Одному из чеченов, вроде как, менты шьют хулиганку (!!!). Такие дела.

Как и прежде в подобных случаях, власть, менты и сми защищают чеченов, потому правдивая информация доступна в основном только в блогах. Ссылки по теме:

Раз.

Два.

Фотографии пострадавших и комментарий произошедшего с точки зрения УК.

Толковый комментарий, где вещи называются своими именами.



Письмо из Зеленокумской

"СМИ бессовестно врут. Видимо, пересказывают выданную властями официальную информацию.
Все началось еще днем. Черная приора с «гостями» из Чечни разъезжала по городу. Привлекли к себе внимание вызывающим и хамским поведением. В районе Новогригорьевки тыкали пистолетом в людей, потом всплыла история с попыткой изнасилования пятнадцатилетней девочки. В общем, к вечеру казаки стали искать эту «приору», что бы остепенить зарвавшихся «гостей».
Около полуночи на асфальтированный пятачок у магазина «Гастрономчик» подъехала нашумевшая «приора». От туда вышли четверо, а не двое, как пишут СМИ. Двое из них стали размахивать корочками работников милиции. На вопрос, не считают ли они, что удостоверения милиционеров дают им право на насилие и растление несовершеннолетних, они ответили стрельбой из травматического оружия. Ранили в голову молодого казачка. Воспользовавшись замешательством, чеченцы быстро погрузились в машину и попытались скрыться. Началось преследование. Обстреляли чеченскую «приору».
Не большое отступление.Осенью в казачество вступило полторы сотни человек, и еще несколько сотен сочувствующих стали помогать казакам неофициально. Обычные трудяги, у большинства нет финансовой возможности делать разрешения на оружие и приобретать дорогостоящие гладкоствольные и травматические стволы. На встречу с чеченцами только оружие было только у одного казака. Все без исключения были максимум с резиновыми дубинками.
Беглецы улепетывали в сторону большого роскошного особняка на улице Калинина, где живут две, нигде не работающие, чеченские семьи.
У ворот особняка казаки попытались блокировать пытавшуюся заехать во двор машину.
Из двора выбежали три взрослых чеченца.
Теперь про пневматику, про которую врут СМИ. Первый обросший щетиной, в очках и в красной бейсболке открыл огонь из импортного автомата с дорогущей оптикой. Пули вырывали куски асфальта. Второй, коротко стриженный, плотного телосложения, был с большим длинноствольным автоматическим пистолетом. Или «стечкин» или что то импортное. В другой руке у него был промысловый карабин «сайга» стреляющий патронами калибра 7х62. Третий, без особых примет, был с травматическим «макаровым» и двуствольным ружьем серьезного калибра.
Надо отдать должное казакам. Они не испугались и не бросились врассыпную, на что рассчитывали чеченцы. Вместо этого казаки стали их обступать со всех сторон, требуя прекратить огонь. На требования прекратить стрельбу, раздавались новые автоматные очереди. Снова появились раненные.
Потом чеченец с автоматом предложил поговорить. К нему навстречу шагнул доброволец-переговорщик. Разговор оказался коротким. чеченц исподтишка ударил его в лицо металлическим прикладом автомата, снеся парню половину лица. Снова стрельба.
Тот, что был с карабином 7х62 прострелил совсем зеленому казачку ногу выше колена.
Еще одному казаку достался заряд дроби в печень. безоружные казаки, бросаясь на стреляющие стволы, продолжали наступать. Приехала милиция. Экипаж вневедомственной охраны. Чеченцы, отступив воротам особняка, спрятались за спины милиционеров.
Прибывшие менты ни как не отреагировали на то что чеченцы находились на улице с оружием. Напротив повернулись к ним спинами, направили на казаков стволы «калашниковых» и стали обзывать казаков бандитами. Чеченцы стали стрелять по казакам из за спин милиционеров. Менты не предпринимали попыток разоружить чеченцев. Подвластные законам Российской федерации, граждане находятся в нарушение этих законов находятся на улице с оружием, стреляют по безоружным людям, а милиция бездействует. Такая картина привела казаков в бешенство. Снова полезли на стволы, теперь уже и на ментовские.
Стали съезжаться все новые и новые милицейские силы. Приехало милицейское начальство. Прибыл начальник милиции Новиков. Появилось казачье начальство. Менты сообщили про выехавший ОМОН. В общем то, с этого момента начался сбор и улик, опросы потерпевших и свидетелей. Замечу, что во время взятия показаний, некоторые милиционеры давили на потерпевших, спрашивая, не боятся ли они давать показания, намекая, что у потерпевших могут быть проблемы.
В доме начался обыск. Менты изымали оружие, боеприпасы.
Гильз на дороге и у двора насобирали чуть ли не половину ведра. Чеченцы не скупились на пули.
На следующее утро в актовом зале христианского центра Ковчег состоялась встреча казаков с краевым начальством МВД, прокуратуры, ФСБ, главами городской и районной администрации.
Основной темой были призывы не предавать происшествие огласке, не общаться с прессой, не привлекать к случившемуся лишнего внимания. Было ясно, что в случившимся, руководители МВД, ФСБ, краевой прокуратуры, чиновники администрации видели для себя источник неприятностей. Поэтому они вытесняли конфликт из области этнических, политических взаимоотношений в область быта и криминала.
Спокойствие на бумаге для них оказалось дороже настоящего спокойствия. Правильно, кому захочется иметь у себя в регионе вторую Кондопогу?
Причина конфликта чисто этническая. У чеченцев стойкая неприязнь к лицам других национальностей. Они этого не скрывают. Для них нет разницы кто перед ними: мусульмане, христиане. Главное для них чеченец ты или «все остальные». От сюда неуважение к традициям тех мест, куда они мигрируют, от сюда их конфликтность, шовинизм, агрессивный национализм на этнической и религиозной почве. Надо заметить, что религиозность эта — чистой воды показуха. Когда речь идет о пьянстве, блуде, наркотиках, обмане, аферах, грабежах, жестоких убийствах, они не вспоминают про ислам. Но когда нужно очистить лик земли от «неверных» тогда они вспоминают про ислам.
Именно неуважение к местным традициям , к коренным жителям и послужило причиной конфликта.
Снова вспомню про регулярные угрозы со стороны «мирных» чеченцев, устроить в Зеленокумске второй Беслан. Эти угрозы озвучивают школьники-чеченцы, торговцы с рынка. Нельзя обходить вниманием дух в котором воспитывают чеченских детишек. С малых лет чеченцев, дагестанцев учат, что русские — это свиньи, неверные, мерзость, которую нужно презирать, топтать, ломать. Дети идут в садики, в школу и там проявляется заложенное в них воспитание.

Так что ночной расстрел — это ни какое не хулиганство. Это проявление национальной и религиозной нетерпимости со стороны ,устроивших это, чеченцев.
Им не раз говорили: хотите здесь жить — живите. Но тихо, ни кого не трогайте, ведите себя прилично ,как подобает людям.
Теперь люди начнут вооружаться. Даже те, кто не собирался обзаведутся стволами. "
http://top-lap.livejournal.com/128239.html