Елена (rusistka) wrote,
Елена
rusistka

Сурков. Итоги.

Предлагаю читателям любопытный материал про Суркова и "сурковщину"

Сам Путин, каким он явился в истории, к Суркову лично отношения не имел и ничем ему обязан не был. Путин был членом команды Ельцина и окружавших его олигархов, среди которых Сурков занимал второстепенное положение – ловкого менеджера, не более того. Будучи подручным Волошина, Сурков занимался в Администрации Президента кураторством Думы – как и ранее, когда он работал на «Менатепе» или «Альфа-группе», обеспечивая олигархическим группам депутатскую поддержку.
Рост влияния Суркова пришелся на путинский период и неуклонно возрастал вплоть до 2011 года. В России в 2000-е годы Сурков практически единолично курировал следующие направления:
1. Идеологию (как власти, так и оппозиции, включая разнообразный веер симуляций-однодневок, открываемых и закрываемых Кремлем на всех этапах многократно).
2. Политику (устанавливая, что является мэйнстримом, а что маргиналитетом, вплоть до того, какие партии проходят, какие не проходят, а какие вообще не доходят до выборов, и кто какой процент голосов получает).
3. Информационное поле (определяя всю структуру политического вещания основных национальных СМИ, за которыми жестко следовали СМИ региональные).
4. Общество и культуру (в смысле вывода на авансцену или, напротив, сдерживания и дискредитации тех фигур, которые были призваны представлять – или не представлять – «российское общество» – для этой цели Сурков создал и курировал Общественную палату).

При этом именно он и только он во всем российском политическом истэблишменте понимал, как вся эта модель функционирует, как она управляется, и какой индекс приписан каждому мало-мальски известному политическому, идеологическому, общественному или культурному деятелю. Это была функция не просто кукловода, но демиурга. Сурков создал российскую политическую систему 2000-х годов, и он ей практически единолично суверенно правил. Он всецело контролировал то, что философы называют «дискурсом», то есть структурой и алгоритмом всего спектра допустимых политических высказываний, которые по воле Суркова попадали в ту или иную категорию – приемлемых, ограниченных, маргинальных или запрещенных. Эти градации устанавливал и обосновывал то же он сам – с опорой на свои индивидуальные предпочтения.
При этом он делал это не от своего имени (у него не было и нет для этого ни имени, ни позиции), но от лица высшей власти, то есть от лица Путина и воплощенного в нем политического устройства России. <...>
На практике он обеспечил Путину власть на три срока (включая сдерживание Медведева) и возврат в марте 2012 еще на 12 лет. Вот и ответ на загадку: почему Путин его терпел столько времени и позволял ему делать в российской политике и идеологии практически все, что захочется. Он был полезен, эффективен, технологичен. <...> Прямые оппоненты Путина убирались и репрессировались, внутренняя фронда распылялась, конкуренты и возможные альтернативы зачищались и дискредитировались, будучи отправлены в небытие или на периферию.<...> ...любой проект, отправляемый Путину, если он касался одной из четырех выше обозначенных позиций, отправлялся либо Суркову, либо в корзину для мусора.
Объем власти Суркова был грандиозен. Он монопольно контролировал весь «софт», всё программное обеспечение российской политико-идеологической, информационной и социо-культурной жизни. <...>По сути, именно он устанавливал правила игры и жестоко карал тех, кто отказывался по ним играть.<...>
Постепенно Сурков полностью централизировал (в своих руках) процесс управления политическими процессами – никто не мог безнаказанно и по собственной воле поддерживать материально какую-то политическую силу, если это не было санкционировано политическим управлением Администрации Президента. <...>
 Мы уже сегодня живем в новой России. Это постсурковская Россия. Её параметры пока не определены, не очевидны. Многое будет отныне зависеть не просто от того, кто придет ему на смену (мы знаем, что это Володин, но занятие поста Суркова еще никак не гарантирует способности выполнять функции Суркова...<...>
Итак, что оставил после себя Сурков в России?

Идеология
Сурков оформил свое понимание идеологии в концепте «суверенной демократии». Содержательно это означает: авторитарное правление <...>, замаскированное под формальную демократию. То есть диктатура, задрапированная демократическими процедурами, где основные процессы жестко управляются из центра. Павловский, другой пиарщик, которым до определенного времени Сурков прикрывался, называл это «управляемой демократией».<...>

Политика
В политике Сурков предельно упростил политический пейзаж России. Вначале (2000-2004) он создал широкий спектр политических партий, большинство их которых опекались Администрацией Президента и были полностью подконтрольными ей. <...> Партийная область была набита к 2004 году полным набором симулякров, двойников и пустышек, создававших видимость плюрализма и «широкого спектра выбора». При этом преференции отдавались только «Единой России», на которую была сделана основная ставка и которая была целиком и полностью управляемой Сурковым практически единолично. Все остальные партии, включая пропутинские и прокремлевские, были поставлены в неравные условия и искусственно тормозились и заваливались.
После 2004 года партийная система была еще раз упрощена: небольшие партии были упразднены, требования к ним ужесточены, барьер прохождения в Госдуму повышен. «Единая Россия» вытеснила всех остальных и большинство партий закрылись. Исключения были сделаны только для КПРФ и ЛДПР. Кроме того, Кремль создал левоцентристский симулякр в лице «Справедливой России», но у Суркова к этому проекту было явное отвращение, и он при случае всегда это демонстрировал. Жесткий запрет был поставлен... националистическим партиям, и успех «Родины», созданной тем же Сурковым (при участии Марата Гельмана) из покорных или полупокорных националистов, только напугал его, и он поспешил партию расформировать. С тех пор отовсюду исчез до этого популярный Сергей Глазьев, нарушивший ряд договоров с Администрацией и стремительно улетевший за это в никуда.
При этом «Единая Россия», занимая все большее политическое пространство как на федеральном уровне, так и в регионах, практически строилась как чисто номинальное образование: никакой идеологии у этой структуры не было, и она носила чисто технический, инструментальный характер. В нее вступали чиновники и те, кто хотел продвинуться по службе. По сути, была создана оболочка без всякого содержания. <...>
На выборах декабря 2011 года этот процесс достиг своей кульминации: бессмысленность такого партийного проекта дошла до критической точки. <...>
В духе Суркова была построена и модель тандема, которая чрезвычайно негативно повлияла на политический климат в России в последние годы. Задача была снова чисто технологической: Медведев (с показательной опорой на ультралибералов из ИНСОРа – Гонтмахер, Юргенс и т. д.) становился на 4 года либеральным фасадом России, что было призвано утихомирить Запад и внутреннюю <...> оппозицию, ожидавших второго медведевского срока и повторения сценария по модели Горбачев-Ельцин. Ожидание того, что новый реформатор вероятно сам (как до него Горбачев и Ельцин) развалит Россию, после того, как Путин «уйдет в небытие», заставляли США отложить наиболее жесткие антироссийские сценарии на несколько лет. Этого и требовалось.
Но на самом деле, в сентябре 2011 стало ясно, что Путин, сделав ранее вид, что подумывает «об уходе на покой», возвращается, и все начинается снова. Технологически расчет был верный и, кстати, схема сработала. Но какой ценой? Ценой потери времени, смысла и ритма в осуществлении реальных политических процессов. Вместо политики – симулякр, разводка, интриги. <...>
Уходя, Сурков, нам оставляет после себя полностью опустошенный политический пейзаж. С бессмысленными партиями, бессмысленной Думой, бессмысленным тандемом, которого никак не спасает перемена мест работы теперь уже двух национальных лидеров.

Информационное поле
Сурков за годы суверенного управления страной наладил жесткий контроль над СМИ. Кого показывать, когда, в каком контексте и по сколько минут – все это решалось довольно подробно в одном единственном кабинете. Не получив отмашку оттуда, звонки, мольбы и угрозы от чиновников любого уровня руководителями федеральных СМИ просто игнорировались. При этом Сурков в равной мере давал наводящие указания как «Эху Москвы», так и газете «Завтра», не говоря уже о Первом, втором и остальных каналах, не брезгуя никаким сегментом, включая маргиналитет (блогосферу, социальные сети и т. д.). И снова здесь, как и в остальных областях, действовал принцип двух окон. Если СМИ хотело жить, то оно должно было получить ярлык на это у Суркова. А в добавок к этому некую общую разнарядку, включая стоп-лист, посекундную тарификацию, частоту появления главных общественных и политических деятелей и общий стиль освещения наиболее значимых событий.<...>
Сурков создал для Путина модель управления информационным полем. <...>
Есть подозрение, что с помощью СМИ Сурков не только транслировал массам установки власти, но и кодировал свою власть, формируя для них образ самой массы. Это был инструмент двухстороннего действия. Тем самым он получал возможность управлять самими правителями. Не от своего имени (конечно), а от лица «хорошо темперированного» общественного мнения.<...>

Общественная сфера
Сурков считал себя человеком «культурным». И это отличало его от большинства элиты – особенно элиты, пришедшей во власть вместе с Путиным. Поэтому он имел представление об обществе и свои взгляды на него. Это были довольно вульгарные представления – в духе социал-дарвинизма. Люди представлялись ему тщеславными, эгоистичными, беспринципными и продажными животными, ищущими наслаждений и ведомыми гордыней. <...> Такое общество Сурков и конституировал. Если что-то выпадало из этой картины, он это волюнтаристски сглаживал. Инструментами такого конструирования образа российского общества служили как подконтрольные Кремлю социологические службы – карманные ФОМ и ВЦИОМ, так и специально созданная Общественная Палата, состав которой Сурков подбирал лично. <...>
Российское общество сегодня – это то общество, которое существует в представлении Суркова. Так как никто из окружения Путина большого внимания этой сфере не придает, у Суркова были развязаны в этом вопросе руки. То, каким является российское общество и, следовательно, какие его представители являются репрезентативными и заслуживающими быть представленными в Общественной Палате или мелькать на телевидениии, решал единолично тот же самый Сурков. А всем остальным предлагалось с этим смириться. Павел «Снежок» Воля или Тина Канделаки, Федор Бондарчук или Максим Кононенко (Паркер) – это не люди, это артефакты Суркова, инкарнации его представлений о том, что такое «человек». Сантехник, токарь, прапорщик или филолог для него не существовали. <...>
Интерент, блогосфера, молодежные движения – это Суркова интересовало. Поэтому на это он обращал внимание. Провинция, труд, пенсионеры, дети, ученые – всё это явно навевало тоску.<...>

Вакуум
После Суркова остается гигантский вакуум. Явно Путин не осознает, ни того, что царило в этой области раньше, ни того, что там будет происходить сейчас. Мир, который построил Сурков, принципиально упразднен. Но он пока еще стоит, и с ним какое-то время нам всем предстоит иметь дело. <...>
...отныне начинается новый этап. Суверенная демократия приказала долго жить. Скоро все поймут, что перед нами фантом, чья реальность более ничем не оплачивается, и никто больше на ней не настаивает. Следом начнут испаряться и партийные проекты, и «Единая Россия», и Общественная Палата, и система управления СМИ, и молодежные движения, наспех и с отвращением сколоченные Сурковым, и много что еще…
Следовательно, в сфере идеологии, политики, информации и культуры потребуются новые парадигмы, новые алгоритмы, новые модели, новые схемы, новые соответствия, новые системы управления, новые критерии, новые законы. Каким будет этот новый мир после ухода Суркова, едва ли можно предсказать. Чисто теоретически можно допустить конкуренцию как идей, так и партий, как информационных проектов, так и социально-культурных движений. Сурков обладал абсолютной монополией во всех этих сферах – принципиальных для значительной части элитных групп общества (за исключением области чистой наживы и чиновничьей карьеры). <...> Едва ли «Единая Россия» в таких условиях сможет сохранить монополию на власть, продолжая и дальше существовать без идеологии, без смысла и целей, а следом, покатится и вся партийная система, которую придется радикальным образом менять. Сочетание жесткой политической цензуры с оскорбительным низкопробным развлекательством на ТВ вообще никого в обществе не удовлетворяет, и давно требует изменений. Да и само общество в культурной и социальной сферах накопило так много не только нерешенных, но даже не сформулированных толком, не поставленных вопросов, и оно начинает трещать по швам.
Что получится в результате, заранее сказать трудно, но сейчас всё и начнется. И зачем предсказывать: надо активно участвовать в строительстве новой реальности: каждый пусть скажет, что считает нужным. Теперь можно. Суркова больше нет.
И каков же в целом итог 12 летнего всевластия кремлевского кукловода-демиурга? Технически безупречно. Эта помесь византизма с постмодерном войдет в учебники наиболее успешных форм масштабного социального надувательства в исторических масштабах. Вместе с тем, это был триумф бессмыслицы, дурного вкуса и похабщины. <...>

Источник

Автором данного текста, который я публикую с большими сокращениями, является ни кто иной, как А.Г. Дугин.
Интересно, а самому Гельевичу какая экологическа ниша была отведена Сурковым?

Tags: ПЖиВ, Путин, блеф, манипуляция сознанием, маразм ГОРФ, мнение
Subscribe

promo rusistka june 27, 2015 13:10 39
Buy for 20 tokens
Господь льёт, а у меня появилось немного свободного времени разобраться со своими фотоархивами... Сегодня я предлагаю своим читателям небольшую виртуальную прогулку по Киевскому ботаническому саду. Я уже публиковала фотоотчёт о том, как я провела 1 августа прошлого года с сыном в Киеве. На…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments